Эффективные модели обучения праву

М.В. Немытина

1. Чтобы ясно представлять себе, чему и как учить в вузе, надо постараться понять современного студента, его социальные и профессиональные ориентиры. Новому поколению студентов свойственен динамичный стиль жизни, прагматичный подход к происходящим в ней процессам и явлениям, ярко выраженный индивидуализм. Это поколение быстро освоило новейшие информационные технологии. Это поколение хочет «все сразу!», причем сегодня и сейчас, а не завтра и тем более не через двадцать лет, как поколение их родителей. Динамичная, технически насыщенная жизнь современной молодежи, клиповое мышление – все это требует создания в рамках учебного процесса принципиально иных организационно-деятельностных моделей. В этой ситуации было бы глубоким заблуждением полагать, что сегодняшнего студента устраивают рассуждения преподавателя за кафедрой по поводу той или иной правовой концепции, юридической конструкции либо содержания нормативного акта. Отторжение студента от образования на сегодняшний день происходит еще и потому, что массив полученных в вузе теоретических знаний по большому числу не выстроенных во взаимодействии друг с другом учебных дисциплин не служит гарантией будущего профессионального успеха. Получается замкнутый круг, в котором разрыв между ценностными установками преподавателей и студентов еще более усиливается, а кризис российского высшего образования углубляется.
2. Представляется, что в дефиниции «клиника» в преломлении к юридическому образованию содержится не только альтернатива, но и некий вызов консервативной и неповоротливой системе образования. В самом термине «клиническое юридическое образование» можно найти различные смысловые оттенки. Что такое «клиника» с позиций российской ментальности? Некое отклонение от нормы, степень которого может варьироваться в зависимости от ситуации. Отклонение от нормы нужно лечить. С помощью клиник нужно «лечить» отечественную систему юридического образования, которая безнадежно отстала от потребностей жизни. Осмысление того, что подразумевается под клиническим юридическим образованием в определенном кругу посвященных – людей вовлеченных в этот процесс – шло по следующему пути: от индивидуализации (каждая клиника являет собой уникальную модель) к типологизации моделей клиник (в зависимости от организационной структуры, характера обращений, форм работы и т.д.) и далее – к унификации (необходимость выработки общих стандартов клинического юридического образования).
3. Впрочем, все, что связано с клиниками, получило движение и развитие в России потому, что были объективные предпосылки, обусловленные, с одной стороны, потребностью в решении социально значимых проблем российского общества, с другой – необходимостью модернизации юридического образования. Клиническое юридическое образование в смысле его интеграции в существующую систему вузовского образования позитивно в том плане, что не отрицает ее, не является радикальным средством ее реформирования, а обеспечивает плавное «врастание» в нее новых методологических подходов, современных форм и методов преподавания. Клиническое юридическое образование строится на фундаментальных базовых курсах, которые студенты проходят в вузах. Более того, стимулирует интерес студентов-стажеров клиник к этим курсам. Как показывает опыт, работающие в клинике студенты в рамках традиционного учебного процесса начинают заметно опережать своих однокурсников. Они умеют анализировать законодательство и соотносить его с правоприменительной практикой, за обычным казусом из задачника улавливают реальные правовые проблемы, они социально активны, коммуникабельны1 .
Хотелось бы, чтобы юридические клиники в России воспринимались не как дань моде, которая скоро пройдет, не как слепое заимствование западного опыта, а как эффективное средство реформирования системы образования, позволяющее отработать не только отдельные формы и методы преподавания, но и методологические подходы.
Таким образом, юридические клиники можно рассматривать как инновационные лаборатории, в которых «взращивалась» современная методология отечественного юридического образования. Накопленные в клиниках методики обучения, нацеленные на преодоление отраслевой разобщенности в праве, на формирование у студентов профессиональных навыков, на адаптацию в профессии, вызывают неподдельный интерес коллег – преподавателей, не вовлеченных пока в клиническое движение.
4. Цель, которая стоит перед клиническим образованием России, – это структурирование моделей клиник таким образом, чтобы они были совместимы с учебным процессом в юридических вузах. В русле последней тенденции необходима унификация подходов, позволяющих соотносить деятельность юридических клиник с системой вузовского образования в целом.
Очевидно, что существуют две основные формы клинического юридического образования:
1) оказание правовой помощи населению, преимущественно социально необеспеченным его слоям, силами студентов под контролем преподавателей или практикующих юристов;
2) обучающие семинары, имеющие по сравнению с традиционным учебным процессом ярко выраженную практическую направленность, строящиеся на методиках интерактивного обучения, ориентированные на социализацию студентов.
Что касается циклов обучающих семинаров с использованием форм и методов клинического обучения, то их без особого труда можно интегрировать в учебный процесс. Программы клинического обучения можно подвести под категорию спецкурсов, дисциплин специализации или дисциплин по выбору студентов, имеющих разную направленность. Гораздо больше сложностей вызывает интеграция в учебный процесс клиник как студенческих юридических приемных. Это, действительно, дорогостоящая форма обучения (создание и поддержание материальной базы, соотношение преподавателей и студентов в среднем 1:7, большая емкость часов обучения). Дальнейшее развитие юридических клиник как приемных для граждан зависит от структурирования этой работы по определенным параметрам, соотносимым с образовательным стандартом и учебными планами вузов. В этой связи под стандартами для студенческих юридических приемных следует понимать совокупность количественных и качественных характеристик, позволяющих не только на общих основаниях оценивать их деятельность, но и интегрировать данную модель обучения в учебный процесс.
5. Всегда отличавшая систему отечественного высшего образования теоретическая база, нацеленная на подготовку специалистов широкого профиля, имеет и обратную сторону. Современная динамичная жизнь требует быстрой адаптации в профессии, а огромный массив законодательства и правоприменительной практики обусловливает настоятельную потребность в специализации в соответствии со сферой будущей профессиональной деятельности студента.
В большинстве своем студенты, выйдя из стен вуза, не умеют соотносить полученные знания из разных отраслей права и юридических дисциплин. Сведения из одной отрасли права в сознании студента «живут» обособленно от сведений из другой, в то время как в реальном деле, в жизненной правовой проблеме все настолько взаимосвязано, что зачастую трудно определить, где заканчивается одна отрасль права и начинается другая. Между тем нормы материального права в реальных делах, гражданских или уголовных, «живут» и «движутся» в процессуальном пространстве. Жилищное или земельное право плавно переходит в гражданское, а гражданское правонарушение, в свою очередь, может трансформироваться в уголовное преступление и т.д. Становится очевидным, что в современных условиях необходимо внедрять в учебный процесс курсы, нацеленные на преодоление межотраслевой разобщенности.
Допустим, на начальной стадии освоения юриспруденции объект познания требует определенности, и здесь подача учебного материала через отрасли права вполне оправдана. Но на следующем этапе, когда речь идет о подготовке студента к будущей практической деятельности, отраслевая разобщенность становится своего рода препятствием в формировании специалиста. В рамках учебного процесса этот недостаток может быть легко преодолен. После того, как студенты изучат большинство отраслей, во всяком случае, основные отрасли материального и процессуального права, необходимо создавать комплексные учебные дисциплины, в основе которых лежит межотраслевой, междисциплинарный подход, связь науки и законодательства с практикой.
6. При разнице подходов к оценке состояния юридического образования все заинтересованные лица единодушны в одном – оно мало приспособлено к потребностям практики. Между тем существуют широко используемые на Западе, особенно в странах системы общего права, методики обучения на основе гипотетических дел, что позволяет моделировать будущую профессиональную деятельность юриста, соединяя знания из различных отраслей права, областей научных юридических (и даже не юридических, но адаптированных к юриспруденции) знаний, дополняя их навыками. Гипотетическое дело представляет собой реальное дело (уголовное, гражданское и пр.), адаптированное в соответствии с целями и задачами обучения. В гипотетическое дело закладываются теоретические и практические проблемы, которые преподаватель должен (или хочет) отработать со своими студентами, формируя у них знания и навыки профессиональной деятельности. Оно адаптируется к восприятию студентов, к ограниченным по времени рамкам учебного процесса и т.д. Целью такого обучения является приближение учебного процесса к практике, а результатом – получение студентами знаний и навыков, позволяющих работать в определенной сфере правового регулирования.
Предлагаемый подход к обучению радикально отличается от существующего в нашей системе высшего образования варианта подачи материала, где студенты воспитываются на абстрактных и идеалистичных, подчас не имеющих ничего общего с реальной жизнью юридических конструкциях. Если в рамках сегодняшнего учебного процесса преподаватель большей частью идет от теоретических конструкций к законодательству, затем к практике, то вариативный подход к обучению предполагает, что все может быть наоборот. В основу обучения могут быть положены приближенные к реальности практические сюжеты, от которых преподаватель вместе со студентами переходит в плоскость законодательства, восходит к теории проблемы, даже к методологии права. Все зависит от уровня как обучающего, способного «поднять» аудиторию до определенных высот, так впрочем, и от уровня студентов, обладающих мотивацией к обучению. Можно выявить тенденции правового регулирования, оценить, на сколько избранный студентами вариант решения проблемы, пусть даже полностью соответствующий букве закона, отвечает существующим у населения представлениям о праве и т.д. Гипотетические дела, предполагающие общность игрового сюжета для нескольких учебных занятий, содержащие «выходы» в различные отрасли права предоставляют преподавателю большие возможности. Правда, нужно отдавать себе отчет в том, что создание гипотетических дел весьма трудоемкая работа.
7. Предоставляет ли полученное сегодня высшее юридическое образование систему доктринальных и догматических знаний о праве? При существующем в современной юриспруденции многообразии подходов к праву, методологической неопределенности на это вряд ли можно надеяться. Стоит ли в процессе подготовки юриста делать акцент на освоение законодательства и анализ нормативно-правовых актов? В этой связи речь идет не только о том, что оставлять учебный процесс в узких рамках юридического позитивизма не имеет особого смысла. Пока студенты выходят из стен вуза, осваиваемое ими содержание законов успевает перейти в область истории права и государства.
Беспроигрышный вариант обучения в этой связи – освоение студентами в вузе совокупности профессиональных навыков: как выработать позицию стороны по делу, как аргументировать и отстаивать ее в суде в процессуальном споре с противоположной стороной, в том числе перед жюри присяжных. Существуют методики, позволяющие сформировать у студента в процессе обучения в вузе такие навыки и тем самым значительно ускорить его профессиональную адаптацию. Однако эти методики пока не получили широкого распространения в учебном процессе российских вузов.
8. Принципы правового регулирования должны быть гармонично соединены с принципами обучения праву. Так, например, если основу российского судопроизводства (хочется надеяться!) составляют демократические начала, то трансляция этих начал обучаемым (студентам или практикующим юристам) посредством доминирующих в нашем образовании авторитарных методов никогда не даст желаемого результата. В связи с этим необходима гармонизация содержательной и методической сторон учебного процесса. Принцип равноправия сторон в судопроизводстве нельзя освоить без реализации в процессе обучения сотрудничества преподавателя и студента, являющихся равноправными участниками процесса освоения знаний, навыков и профессиональных ориентиров. Состязательность можно рассматривать не только как форму судопроизводства, но и как форму обучения, в рамках которой студенты будут не только отрабатывать процессуальные позиции сторон, но и состязаться друг с другом в овладении знаниями и навыками.
9. Методы научных исследований и методы обучения взаимосвязаны, поскольку в обоих случаях речь идет о процессе познания. Наука и образование в одной области – это процесс познания одной и той же материи. Различаются лишь уровень и глубина познания. Поэтому применяемые в учебном процессе методы и подходы идентичны тем, что существуют в научном познании права. Не случайно отечественная высшая школа всегда делала акцент на научную квалификацию вузовского преподавателя. И это ее достижение нельзя потерять.
Между тем любой теоретически подготовленный и методически грамотный преподаватель юридического вуза, прежде всего, должен определиться, в русле каких методологических установок он транслирует знания студенческой аудитории, будит ее творческий потенциал. В противном случае, ни теоретическая подготовка преподавателя по своему предмету, ни знание законодательства и правоприменительной практики, ни применение самых современных методик не будут иметь смысла. Из-за существующей на сегодняшний день в правовой науке методологической неопределенности в учебном процессе российских юридических вузов отсутствует целеполагание. Какой смысл в анализе статей кодексов и иных нормативных актов, правоприменительной практики, когда не понятно, откуда берет начало право?
10. В качестве варианта предлагается компетентностная модель обучения, которая предполагает соединение в процессе обучения знаний и умений (или навыков), соответствующих профилю обучения. В нашем случае – это: во-первых, право, в котором в равных долях представлены сегменты и теории, и практики; во-вторых, соответствующая сфера специализации юриста, причем достаточно узкая. Но правовую составляющую в соответствии с профилем обучения и сферой будущей деятельности современного юриста должны дополнять и другие компоненты – экономика, управление, психология и т.д.
Передаваемая преподавателем информация о праве должна трансформироваться в систему знаний о праве, которыми студенты смогут воспользоваться в различных ситуациях на протяжении достаточно длительного периода жизни в профессии. Продуманная последовательность и очередность преподавания дисциплин, соотношение в них теоретического и практического компонентов – все это должно быть подчинено задачам эффективного обучения. В этой связи определить тенденции, пути и средства реформирования системы подготовки юридических кадров можно только имея реальное представление как о совокупности знаний и навыков, необходимых юристу в нынешних условиях, так и об эффективных способах, которыми эти знания и навыки можно сформировать. Вообще обучение навыкам – это аккумулированный и транслируемый методическими средствами в учебный процесс профессиональный опыт. Альтернатива, что лучше: выйдя из стен вуза годами методом проб и ошибок накапливать собственный опыт или в ходе учебы в вузе отрабатывать линию профессионального поведения применительно к различным ситуациям в профессии, конечно же, должна быть решена в пользу второго варианта. Теоретические знания нужно не просто транслировать аудитории, а искать формы и методы подачи материала, адекватные существующему в молодежной среде мировосприятию и способствующие эффективному освоению предлагаемого учебного материала.
11. Если в западных моделях образования принято различать тренинги и семинары, поскольку в ходе тренингов отрабатываются навыки, в семинарах осваиваются знания, технике учат тренеры, а знаниям – эксперты, то в российском образовании оптимальным вариантом являются занятия, в которых используются оба этих сегмента, органично соединенных между собой. А наиболее квалифицирован тот преподаватель, который обладает одновременно и теоретическими знаниями, и практическими навыками, а главное – владеет методиками, направленными на эффективное освоение обучаемыми предполагаемых знаний и навыков.
Таким образом, проблема состоит в том, как соединить нашу образовательную традицию, основанную на освоении фундаментальных теоретических знаний, с западными образовательными технологиями, прагматичными по своей сути, нацеленными на быстрое освоение не столько знаний, сколько конкретных навыков.
12. Сегодня цель обучения студентов в вузе, соответственно и цель деятельности вузовских коллективов, должна быть подчинена тому, как эффективно работать. Российские вузы в нынешнем их состоянии уже давно отстали от потребностей общества, от доминирующей там конкурентной модели отношений. Состояние вузовского образования не отвечает и установкам вертикали исполнительной власти на эффективность подготовки кадров. Простая трансляция знаний преподавателем студенту без акцентировки им (преподавателем) внимания на то, как повысить эффективность обучения, противоречит востребованным современным обществом и государством целям и задачам вузовского образования. На сегодняшний день преподаватель просто не имеет права не задумываться над тем, как в меньших временных рамках подать больший объем учебного материала, как методическими средствами повысить уровень восприятия этого материала студентами, как передаваемую студенческой аудитории информацию трансформировать в знания, как сформировать конкретные навыки и ускорить процесс адаптации студента в профессии. Все это объективно обусловливает потребность в создании эффективных моделей обучения для определенных сфер профессиональной деятельности.
13. На сегодняшний день первоочередной задачей для российского юридического сообщества является создание современных моделей обучения, адекватных моделям профессиональной деятельности.
В рамках инновационных образовательных моделей необходимо соединить:
– существующие на сегодняшний день в российском праве методологические подходы к правовому регулированию с подходами к обучению праву;
– правовую теорию и законодательство с конкретными ситуациями из реальной жизни, формируя у студентов не только знания, но и профессиональные навыки;
– традиционные формы и методы подачи материала с интерактивными методиками обучения, способствующими не только оживлению учебного процесса, но и эффективному усвоению материала студентами;
– целеполагание в рамках учебного процесса с целями и задачами в профессиональной деятельности юриста для достижения оптимального результата.
Таким образом, происходит соединение преподавателем методологических, содержательных (на уровне знаний и навыков) и методических компонентов обучения, которые одновременно должны соответствовать мировосприятию студентов, их ценностным установкам и быть эффективными – нацеленными на подготовку в короткий срок высококлассных специалистов.
14. Предстоит сформировать современную модель юридического образования России, отвечающую потребностям сегодняшнего дня и включающую в себя три компонента: организационный – как организовать преподавание; содержательный – что преподавать; методический – как преподавать. При этом не обязательно ставить глобальные цели модернизации всей системы отечественного образования вообще и юридического образования в частности. Иногда человеку достаточно осознать свое место в этих преобразованиях и изменить себя. Ведь по сути дела учебный процесс в вузе складывается из творчества конкретных преподавателей.
Стоит заметить, что в русле создания современной модели высшего образования каждому представителю преподавательского сообщества следует: а) реально представлять себе процессы, происходящие в высшей школе, их связь с общими тенденциями общественного развития – образование не может позволить себе и дальше производить в большом количестве никем не востребованные кадры; б) избавляться от иждивенческих настроений относительно того, что государство (значит, налогоплательщики) должно на это отпускать деньги – есть рынок образовательных услуг и в условиях конкурентной борьбы выживут в нем лишь сильнейшие; в) осознать свое место в процессе модернизации высшего образования, от которой никуда не уйти, и попытаться воспринять конструктивные наработки, которые есть в отечественной юриспруденции, а также адекватные российским реалиям элементы зарубежного опыта, заняться, пока еще не поздно, собственным научным и методическим поиском.
15. Хочется надеяться, что в России, наконец, наступит время господства интеллектуальных технологий, в том числе образовательных, когда состоятельность вузов, государственных структур, общественных формирований, компаний в бизнесе и профессиональная пригодность работающих в них людей все больше будут зависеть от того, насколько последовательно и целенаправленно будут внедрены в их деятельность эффективные модели обучения. Причем об эффективных моделях обучения можно говорить в преломлении: а) к подготовке специалистов в вузах; б) к созданию системы непрерывного образования; в) наконец, к формированию системы подготовки и повышения квалификации преподавателей вузов.

Комментирование закрыто.