Право на улучшение жилищных условий

Баранов Иван, 3 курс

Всю свою работу за первый семестр в юридической клинике  я могу разделить на образовательно-практическую работу, направленную на повышение общего уровня правовой грамотности нашего населения, и непосредственно юридическую работу, состоявшую в основном из консультирования и составления исковых заявлений.

Что касается первой части, то она была связана с разработкой  и чтением курса лекций по избирательному праву для студентов различных учебных учреждений, в частности, для ребят из Ржева. При прочтении данных лекций использовались методы интерактивного игрового обучения. Эта работа поразила своей результативностью (было достигнуто в какой-то степени даже неожиданно тесное взаимодействие со слушателями, в результате чего последние проявили большой интерес к материалу читавшихся им лекций, показав в итоге достаточно высокий уровень усвоения предложенной им информации). В связи с этим у меня создалось впечатление о необходимости осуществления таких семинаров по другим отраслям права. Моя теоретическая подготовка также совершенствовалась в процессе разработки Этического кодекса клиники.

Теперь непосредственно перейду к описанию наиболее существенной работы - практики работы в общественной приемной в качестве консультанта. За указанный период времени я столкнулся с семью делами. Некоторые из них можно тематически объединить. Дела № 88 и 157 касаются спорного вопроса, связанного с правом на улучшение жилищных условий, которое возникает у жильцов в коммунальной квартире в связи с освобождением комнаты. На мой взгляд, такие дела очень сложно разрешить, так как в настоящее время система получения жилья по очереди или на основании права на улучшение жилищных условий практически не функционирует. Поэтому столь сложно доказать преимущественное право жильцов, тем более что организации, которые занимаются распределением комнат, зачастую не помогают им в этом, стараясь поскорее вселить новых людей. Единственный выход в данном случае – обжаловать в судебном порядке действия администрации. Именно такие консультации и получили граждане.

Следующая ситуация (дело № 122) связана с освобождением имущества от ареста. Такой иск не сложно написать, пользуясь типовой формой. Единственная проблема в этом деле заключалась в том, что имущество, которое попало под опись пристава, находилось в совместной собственности. Поэтому потребовалось первоначальное выделение долей, а потом освобождение части, принадлежащей истице, от ареста.

Дело № 120 интересно тем, что человек приобрел право собственности на дом, сам того активно не желая. Такое возможно лишь в случае, когда гражданин не осознает характер сделки. Суть данного дела в том, что, приобретя дом, приобретаются и определенные обременения, а именно обязанность по уплате налога с имущества физических лиц. Данный вопрос закончился на уровне консультации, тем более что удалось объяснить человеку, что, сам того не желая, он прибрел дом, а вместе с ним и обязанность по уплате налога.

Дело № 136 – моя головная боль. Именно в связи с этим делом я понял, как нелегко построить дом, а еще сложнее провести в нем ремонт. Суть в том, что ремонт, который был проведен в муниципальном доме, не отвечал санитарным и другим техническим правилам. Вся сложность состояла в том, что это необходимо было доказать. Поэтому я обратился к  Закону о защите прав потребителей, благодаря этому удалось применить статью о качестве выполненной работы, услуги. Отталкиваясь от этого закона, а также санитарных норм и правил, было составлено исковое заявление, которое предусматривало возмещение затрат на производство ремонта жильцом, а также компенсацию вреда, причиненного здоровью из-за ненадлежащего качества воды.

Последнее дело № 157 связано с получением денег по страховому полису. Мне удалось выяснить, что люди, которые заключили договор с Госстрахом СССР, потеряли все свои деньги, так как у них не осталось даже принципиальной возможности их получить через определенный промежуток времени. Дело в том, что Госстрах в настоящее время не существует, и никто не торопится стать ее правопреемником. То же касается и негосударственных фондов, которые возникли и исчезли слишком быстро во времена кризиса.

Что же касается общих выводов, то их количество в моей голове уже давно перешло в качество. Основная сложность, которая возникает, – психологическая ответственность перед проблемами людей, не имеющих денег не то что на проведение экспертиз, а даже на уплату номинальной судебной пошлины. Поэтому постоянно вспоминается принцип pro bonо – давайте делать добро, пока есть возможность помочь другим!

Комментирование закрыто.