Показатели прогресса в направлении достижения целей

Показатели прогресса в направлении достижения целей Сети выходят далеко за пределы Польши. В Азербайджане, где любой человек, включая студента-юриста, может представлять сторону в гражданском деле, такие показатели очень убедительные. В оценке работы клиники при Бакинском государственном университете, которую Марсия Леви, бывший заместитель директора PILI, провела в январе 2001 г. для PILI и COLPI, она отметила успешную деятельность клиники: «Клиника при азербайджанском университете в течение прошлого года, который был первым годом работы клиники, успешно представляла 23 клиента в гражданских делах, связанных с вопросами защиты прав женщин. Оказалось, что судьи не только принимают представительство клиентов студентами, но в сельской местности судьи склоняются к решениям в пользу женщин, представленных студентами, в то время как в большинстве других случаев они выносят решения в пользу мужчин по таким вопросам, как дела о разводе.»[1]

Хотя подтверждение сообщений об успехах студентов не входило в цели проведенной оценки, тем не менее, представляется вполне правдоподобным, что представительство клиентов студентами-юристами могло повлиять на решения по делам, в которых женщины без участия студентов-юристов были бы представлены хуже или вообще не были бы представлены адвокатами.

В Центре юридических клиник при Университете Кирилла и Мефодия в Македонии студенты участвуют в нескольких видах деятельности, связанных с развитием права общественных интересов и расширением доступа к правосудию, как а настоящее время, так и потенциально в будущем, потому что после окончания университета студенты используют приобретенный в клиниках опыт. В оценке, которую в марте 2002 г. провел для PILI профессор Филипп М. Дженти из Колумбийской школы права, он обобщает описание видов деятельности клиники, которое дала профессор (и менеджер клиники) Гордана Сильяновска-Давкова:

  • работа с координатором правовых программ Института «Открытое общество»;
  • участие в проекте «Анализ и внесение поправок в проект закона о парламентских выборах» неправительственной организации «Граждане для граждан»;
  • полномасштабное участие в двух дискуссиях за круглым столом, организованных Центром. Одна дискуссия была посвящена законопроекту о местных органах самоуправления. Помимо постановки вопросов и высказывания мнений студенты принимали участие в разработке поправок, которые затем были направлены в парламент;
  • участие в проекте «Совершенствование правовой и финансовой структуры третьего сектора в Республике Македония», инициатором которого выступил Центр. Студенты принимали участие в разработке опросника, который был разослан во все македонские НПО;
  • участие, совместно с Союзом женских организаций Македонии, в проекте «Женщины это могут», который проводился в рамках работы Специальной гендерной группы Пакта о стабильности. Студенты участвовали в одном из семинаров, на котором присутствовали представители пяти парламентских партий;
  • участие с профессором Сильяновской-Давковой и г-жой Тренеска в работе трехдневного семинара «НПО, выборы и местные органы самоуправления», который проводился в Охриде. В работе семинара участвовали представители более 100 НПО;
  • работа pro bono для фонда «Киро Глигоров» – Центр стратегических исследований;
  • работа pro bono по гендерным исследованиям с Союзом женских организаций Македонии.[2]

Профессор Дженти встречался с президентом Союза женских организаций Македонии. В результате он смог подтвердить, что «студенты активно участвуют в работе Союза и работают в кризисном центре с жертвами насилия в семье». Далее он отметил, что «Президент Союза положительно отозвалась об отношениях своей организации с Центром».[3]

Это лишь один из многих примеров сотрудничества КЮО с НПО. Можно привести еще один пример из Молдовы, где Юридическая клиника при Государственном университете сотрудничает с правительством и несколькими НПО при подготовке еженедельных радиопрограмм по юридическим вопросам.

Профессор Мария Славова из Софийского университета в Болгарии сообщает, что ее студенты успешно лоббировали в правительстве вопрос о зарплатах ученых, и планируют реализовать «стратегию решения вопроса о студенческой практике, когда они после окончания университета займут должности в исполнительной и законодательной ветвях власти».[4]

В различных клиниках различными способами расширяются долгосрочные возможности студентов работать в области права общественных интересов, для этого устанавливаются контакты студентов с внешними организациями. Например, все студенты, участвующие в клинической программе по правам беженцев в Белостоке, на условиях ротации проходят интернатуру в Польском Хельсинкском комитете, в офисе Уполномоченного по правам человека и в офисе UNHCR. Болгарские, словацкие и многие другие студенты также различными способами знакомятся с работой НПО.

Имеются первоначальные данные о том, что студенты продолжают работать в сфере права общественных интересов после прохождения клинической программы. Данные, полученные LARC, показывают, что около 100 студентов, участвовавших в работе клиник по защите прав беженцев, которые получали поддержку от UNHCR, продолжают работать в этой области после того, как их участие в клинической программе закончилось.[5] На нынешней ранней стадии это может означать просто, что они продолжают работать с клиентами-беженцами или с клиниками, все еще оставаясь студентами. Но как минимум несколько уже получили должности в НПО, UNHCR или, как в Польше, в фонде, который входит в Сеть фондов Сороса.

Имеются и другие свидетельства приверженности выпускников клиник избранному пути. Два выпускника Ереванского государственного университета (Армения) участвуют в разработке проекта Кодекса этического поведения, в котором работа pro bono определяется как этический долг юриста. Недавний выпускник Ягеллонского университета возбудил в суде дело о том, чтобы профессия юриста в Польше стала более открытой для большего числа новых юристов. Это может иметь огромное значение для расширения доступа к правосудию, особенно в небольших городах, где горстка юристов удерживает монополию на предоставление частных юридических услуг.

Более того, студенты, принимавшие участие в неофициальных, организованных НПО «производственных практиках» – сначала через Карлов университет в Праге, а затем через Чешское отделение Европейской ассоциации студентов-юристов – продолжали работать с НПО, занимающимися правами беженцев, вопросами гражданства, правами женщин и детей, вопросами социальной помощи. Одна такая бывшая студентка, Вера Хонушкова из пражской Организации помощи беженцам, утверждает, что эти связи появились благодаря «опыту работы в клинике… Раньше мы ничего не знали о НПО».[6]

Не следует упускать из виду еще один элемент работы студентов в клиниках: возможность вместе работать и учиться у ведущих специалистов в различных областях права. Преподаватели клиник, возглавляющие программы или секции в ELTE, в Латвийском университете, Варшавском и Ягеллонском университетах являются экспертами в области конституционного, административного, гендерного права и законодательства в области прав человека. В различной степени они вовлекают студентов в свою работу, как в рамках формальных требований обучения в клинике, так и неформально. Это также может придать положительный импульс дальнейшей карьере студентов.

Конечно, сами студенты и недавние выпускники говорят о том, что, по их мнению, повлияло на их отношение к профессии. Кристофер Белунский, недавний выпускник Ягеллонского университета (и клинической программы) высказал мнение многих студентов-юристов. Он подчеркнул, что «важно научить студентов, что они должны помогать бедным».[7] В его юридической фирме приветствуется работа персонала pro bono, при этом требуется, чтобы сотрудники серьезно относились к делам, на которые их назначает суд, хотя многие польские юристы относятся к таким делам спустя рукава. (Однако такое отношение, как в этой фирме, остается в Польше исключением из правила.)

Недавний выпускник Университета Белостока, Марсим Врононецкий высказал подобное мнение очень простыми словами. Он считает, что опыт работы в клинике заставляет студентов столкнуться с проблемами клиентов так, как они никогда не столкнулись бы при обычном обучении и даже при обычной работе юриста или адвоката. «Когда вы просто знаете закон, иногда за этим законом вы не видите реальных людей».[8] Филипп Вейман из Ягеллонского университета подчеркивает влияние опыта работы в клинике на дальнейшую карьеру. «Если бы не клиника, я бы стал обычным бизнес-юристом… но благодаря клинике я понял, что здесь люди учатся выполнять социальную правовую работу, бесплатно помогать другим»[9].


[1] Марсия Леви, Оценка клиники Huquq, Юридической клиники при юридическом факультете Бакинского государственного университета, 1 августа 2001 г., с. 9.

[2] Филип М. Дженти, Оценка деятельности Центра юридических клиник при юридическом факультете Унивеситета Кирилла и Мефодия, март 2002 г., сс. 7-8.

[3] Там же., с. 8.

[4] Беседа с автором, Рига, Латвия, 27 октября 2001 г.

[5] LARC, Выпускники клиник по правам беженцев продолжают работать в сфере защиты прав беженцев, 1 августа 2002 г.

[6] Беседа с автором, Рига, Латвия, 27 октября 2001 г.

[7] Беседа с автором, Краков, Польша, 7 мая 2002 г.

[8] Беседа с автором, Белосток, Польша, 10 мая 2002 г.

[9] Беседа с автором, Краков, Польша, 5 мая 2002 г.

Комментирование закрыто.