Поддержка программ КЮО в регионе в течение как минимум еще пяти лет

Поддержку необходимо оказывать различным международным мероприятиям по обмену опытом, как это происходит в настоящее время, региональным и субрегиональным мероприятиям, следует также финансировать конкретные программы КЮО. К этим направлениям следует  добавить другие виды деятельности, описанные в других рекомендациях данного раздела.

Эта главная рекомендация в первую очередь базируется на обоснованном предположении о том, что продолжение инвестиций в программы, связанные с КЮО, даст положительные результаты. Опыт работы в регионе и за его пределами свидетельствует о том, что такие программы расширяют доступ к правосудию, развивают право общественных интересов и ориентацию юристов на отстаивание общественных интересов.

Инвестиции, заслуживающие внимания: свидетельства из стран, не входящих в регион действия COLPI

Южная Африка является наиболее убедительным примером того, почему инвестиции в клиническое юридическое образование оправданны. Программы на базе университетов стали таким движением за клиническое юридическое образование, которое оказало многогранное воздействие на всю страну. Наиболее примечательным фактом является то, что это движение способствовало реформированию государственной системы оказания юридической помощи. После того, как представители движения за КЮО и их союзники параюристы[1] заняли места в официальном Совете по оказанию юридической помощи – и обнаружили там большие финансовые злоупотребления – они провели реструктуризацию в системе оказания юридических услуг и расширили эту систему.

Параллельно с этой реформой представители движения за КЮО провели опросы, в ходе которых были обнаружены большие пробелы в системе оказания юридической помощи. Это также помогло осуществить перемены, которые позволили самим клиникам, существующим на базе университетов, получать финансирование от Совета по юридической помощи, для устранения таких пробелов. В результате, с точки зрения целей СФС, это движение способствовало развитию права общественных интересов и оказало потенциально огромное влияние на доступ к правосудию. Более того, это было сделано таким образом, чтобы клиники могли получать государственное финансирование.

Некоторые южноафриканские клиники при юридических факультетах занимаются правом общественных интересов, повышают знания и опыт студентов в этой области. Лидирующим учреждением в этом отношении является Юридическая клиника при Университете Натал в Дурбане, в которой проводится работа по земельной реформе, законам о полезных ископаемых, дискриминации ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом в отношении их страховых прав, гендерным проблемам при применении обычного права и по различным другим вопросам. Даже некоторые традиционные или консервативные юридические клиники за последние годы изменились, и теперь ведут земельные дела таким образом, что их последствия выходят далеко за пределы защиты интересов конкретного клиента.

Некоторые южноафриканские студенты, сделавшие первые шаги в работе на благо общества во время учебы в университете, продолжают такую работу после окончания университета и последу-ющей аккредитации в качестве адвокатов. Например, адвокаты, которые были выпускниками Университета Натал в Дурбане, продолжают поддерживать рабочие связи с клиникой. Один из них получил работу в ведущей НПО по обслуживанию населения, Центре защиты прав и природных ресурсов, где он возглавляет один из отделов. Другой выпускник работает в офисе UNHCR. Третий возглавляет один из региональных офисов Департамента по земельным вопросам. Хотя эта государственная служба не связана непосредственно с применением права общественных интересов, она может сыграть очень важную роль в развитии этого права: прогрессивным адвокатам нужны союзники в правительстве, чтобы их деятельность стала заметной.

Хотя южноафриканские клиники, несомненно, являются наиболее ярким примером клиник на базе университетов, которые способствуют достижению справедливых целей СФС, можно найти и другие примеры. В Латинской Америке клиники в таких институтах, как перуанский Католический университет в Лиме, чилийский Университет им. Диего Порталеса и аргентинский Университет Палермо, объединяют свои усилия с НПО в деле развития права общественных интересов.

Подобно этому, большая часть руководителей и персонала более чем двадцати филиппинских НПО по оказанию юридических услуг населению, которые входят в Альтернативную правовую группу, впервые познакомилась с работой на благо общества во время прохождения курса КЮО в университете. За последние десять лет они оказали огромное влияние на разработку и введение в силу десятков законов и постановлений по вопросам аграрной реформы, насилия в отношении женщин, защиты природных ресурсов, жилищного строительства и др. Фактически, ведущая организаций этой сети, Центр по правам человека Ateneo, базируется на юридическом факультете, руководит там клиникой по оказанию юридической помощи, и, соответственно, является некоторым переходным звеном между НПО и клинической программой.

Программы КЮО в ведущих университетах Бангладеш также повлияли на выбор студентов, которые после окончания университета идут работать не в юридические фирмы, а в группы по оказанию юридических услуг и другие НПО. Честно говоря, клинические программы были не единственным фактором, сыгравшим роль в таком выборе. Жалкое положение юристов в стране, более перспективная работа в НПО и более высокие заработные платы в некоторых НПО также повлияли на такой выбор. Но хотя бы для некоторых молодых юристов КЮО в общем, и студенческая практика в НПО в частности, открыли двери для работы на благо общества.

Обещающее начало: свидетельства из региона действия COLPI

Свидетельства влияния КЮО в регионе действия COLPI намного более скромные и предварительные, чем за его пределами. В регионе действия COLPI клиники существуют всего в течение двух-трех лет. Тем не менее, уже сейчас наблюдаются многообещающие признаки их первоначального воздействия.

Как уже обсуждалось в настоящей работе, таких признаков много. Здесь я лишь отмечу некоторые основные свидетельства прогресса.

В Польше отмечаются продуктивные связи между Уполномоченным по правам человека и тремя лидирующими юридическими клиниками. Также следует отметить критическую массу очень ярких, прогрессивных студентов и выпускников, работающих в Банковском центре при Ягеллонском университете и в клинической программе этого университета, частично благодаря тому, что Центр оказывает поддержку исследований, выполняемых студентами в качестве дипломных работ. Хотя Ягеллонский университет уникален в том, что касается роли Банковского центра, клинические программы в стране и регионе точно различными способами объединяют студентов вокруг прогрессивных идей. Например, в клинике при Белостокском университете студентам отводится центральная роль в управлении программой, которую они выполняют очень профессионально.

В клинической программе при Варшавском государственном университете наблюдается прогресс в работе по доступу к правосудию и развитию права общественных интересов в Польше. Клиника активно действует на нескольких фронтах, защищая права женщин, беженцев, рабочих, заключенных и умственно отсталых лиц, а также помогает НПО в оформлении документов на регистрацию и в других юридических вопросах.

Свидетельства прогресса на начальном этапе в отношении целей СФС выходят далеко на пределы Польши. В Венгрии клиническая программа при Университете ELTE играет важную роль в решении дел и в привлечении внимания прессы к проблемам, связанным с системой предварительного заключения, в которой подследственные могут годами содержаться в тюрьмах, если у них нет хорошего адвоката. В деле, косвенно связанном с этой проблемой, представительство клиники помогло на несколько месяцев сократить сроки содержания под стражей для сотен несовершеннолетних, которые в противном случае сидели бы в тюрьмах почти целый год. Адвокаты и студенты, работающие в клинической программе, недавно направили в правительство предложение о реформах в ювенальной юстиции, в частности о пересмотре практики содержания под стражей несовершеннолетних.

В Центре юридических клиник при Университете Кирилла и Мефодия в Македонии студенты участвуют в нескольких видах деятельности, связанных с развитием права общественных интересов и расширением доступа к правосудию, как а настоящее время, так и потенциально в будущем. Студенты клиники при азербайджанском университете в течение прошлого года, который был первым годом работы клиники, успешно представляла 23 клиента в гражданских делах, связанных с вопросами защиты прав женщин. Более того, отмечается, что в некоторых делах судьи склоняются к решениям в пользу женщин, в то время как обычно по таким делам они выносят решения в пользу мужчин.

Клинические программы в Венгрии, Словакии, Македонии, Чешской Республике и многих других странах предоставляют студентам возможность работать с правительственными учреждениями, НПО и даже с международными организациями как во время обучения в университете, так и после выпуска. Имеются также и первые свидетельства того, что студенты, после завершения клинического курса в университете, продолжают работать на благо общества, что подтверждается данными опроса, проведенного региональной НПО, базирующейся в Будапеште, "Юридическая помощь через клиники по правам беженцев". Дальнейшая работа на благо общества принимает различные формы. Два выпускника Ереванского государственного университета (Армения) участвуют в разработке проекта Кодекса этического поведения, в котором работа pro bono определяется как этический долг юриста. Чешские студенты, принимавшие участие в неофициальных, организованных НПО клинических программах, после окончания университета продолжают работать в различных НПО.

Устойчивое развитие

Ричард Уилсон писал, что клиническое юридическое образование «относительно недавнее нововведение в медленно протекающую реформу юридического образования в США… Оно оформилось на заре социального движения в 1960-х гг.»[2]. Это наблюдение особенно выделяется, учитывая отношение Уилсона к прошедшему периоду времени: «относительно недавнему нововведению» уже больше тридцати лет.

Я надеюсь, что СФС будет иметь эти слова в виду, рассматривая мою рекомендацию о необходимости продолжения оказания помощи КЮО в регионе в течение как минимум пяти лет, несмотря на то, что деятельность сети там сокращается. Даже в такой богатой стране как Соединенные Штаты, и даже с учетом щедрых пожертвований в то время, когда на сферу юридических услуг выделялись большие частные и государственные средства, клиническому юридическому образованию понадобились годы для того, чтобы твердо встать на ноги. Оно остается относительно недавним нововведением для системы американского юридического образования.

Некоторые виды работы СФС и других организаций можно рассматривать как предоставление помощи для краткосрочных переходов: помощь обществам в их переходе от диктатуры к демократии, от коммунизма к капитализму. Но построение правового государства относится к долгосрочному развитию. Дополнительная поддержка в течение пяти лет поможет КЮО внести свой вклад в этот длительный процесс.

С учетом вышесказанного следует отметить, что СФС и ее партнерам удалось оказать помощь КЮО, которое начало активно развиваться в Венгрии, Польше, Македонии, Молдове, России и в других странах. Но это лишь старт, даже в этих многообещающих странах. А в таких странах как Косово, где институционная почва менее плодородна, а СФС начала работать лишь один или два года назад, КЮО находится в самом начале пути.

Еще один важный момент связан с более широкой сферой развития правового сектора. За более чем 15 лет работы в области финансирования, консультаций и исследований НПО по предоставлению юридических услуг, реформы правовых институтов и клинического юридического образования, я обнаружил, что примеры немедленного воздействия – под которым я подразумеваю достойные внимания результаты в течение нескольких лет после того, как программа или организация начала работать – являются исключениями из правил. В связи с этим можно отметить упоминавшиеся выше филиппинские Группы альтернативного права. Через несколько лет своей деятельности они внесли большой вклад в реализацию многих реформ, но первые несколько лет для всех этих организаций были временем накопления опыта, приобретения авторитета и привлечения внимания к своей деятельности.  Собственно, так как они не пытались влиться в ранее существовавшие институты, их задача, в общем, была проще, чем стоящая перед программами КЮО. С другой стороны, профессионалы, которые занимаются правовыми реформами, оперируют сроками в десятилетия, когда речь идет о вероятности достижения значительных результатов.

Это не аргумент в пользу бесконечного спокойствия и неограниченного финансирования. Я также не считаю, что СФС не должна применять выборочный подход, принимая решения о будущей поддержке КЮО – этот вопрос я рассматриваю ниже. Но с учетом многообещающих первых результатов в регионе действия COLPI, и влияния, которое оказывает работа КЮО за пределами этого региона, СФС следует усилить инвестиционную деятельность. В некоторых университетах и странах клиническое юридическое образование уцелеет, даже если поддержка прекратится. Во многих других институционная почва, вспаханная СФС, останется бесплодной, если не будет оказываться дальнейшая поддержка.


[1]В Южной Африке, как во многих развивающихся странах, термин параюристы применяется к лицам, не являющимся профессиональными адвокатами, которые предоставляют юридические консультации, просвещают и помогают представителям обделенных групп населения. Параюристы часто являются добровольцами из тех групп населения, которые они обслуживают, но они также могут быть сотрудниками НПО, получающими за свои услуги заработную плату.

[2] Уилсон, с. 3.

Комментирование закрыто.