ПИСЬМЕННОЕ (ДИСТАНЦИОННОЕ) КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ОСУЖДЕННЫХ Ч.2

А. Горелик, д.ю.н., профессор КрасГУ

Одновременно с направлением обращения заявителю сообщается об этом, причем подчеркивается, в какой части мы поддерживаем его жалобу.
В конце текста приводятся образцы обращения в суд и ответа заявителю. Разумеется, это несложные примеры, но в них показаны схемы таких документов. В более сложных случаях требуется более глубокий анализ, ссылки на нормативные  акты, постановления Пленума Верховного Суда РФ, а иногда и на его прецеденты. Возможны также ссылки на прецеденты Европейского суда по правам человека.
Сопоставление приговора и жалобы иногда не позволяет сделать определенный вывод, так как доводы осужденного в приговоре вообще не указаны. Например, в жалобе он признает, что ранил потерпевшего, но пишет, что затем оказал ему помощь сам  или попросил соседей вызвать скорую помощь и соседи это подтвердили. А в приговоре об этом ничего не сказано. В таком случае в обращении нужно просить проверить данные факты по материалам дела и  после этого сделать вывод о наличии или отсутствии этого смягчающего обстоятельства.
Подготовленное таким образом обращение следует направить в суд. Можно по почте, но лучше на личном приеме. До введения в действие нового УПК РФ личный прием проводили руководители (председатель или заместитель председателя) суда субъекта Федерации, которые решали вопрос об истребовании дела. Теперь в некоторых регионах  прием письменных жалоб проводят помощники руководителей суда, они проверяют только наличие всех необходимых материалов (жалобы на имя председателя суда, копии приговора и т. д.), а затем докладывают свои выводы руководителям.
После подачи жалобы  мы отслеживаем ее прохождение и результаты  рассмотрения. Поскольку общественные организации и юридические клиники не обладают процессуальным статусом, суды не обязаны отвечать нам на жалобы осужденных. Однако имеется договоренность с руководством суда о том, что канцелярия передает нам  копии либо ответа заявителю об отказе в удовлетворении жалобы, либо постановления надзорной инстанции об изменении приговора. Видимо, договориться об этом несложно и в других регионах, особенно если к руководству суда обратится руководитель юридического факультета или клиники.
Полученный ответ обсуждается. Если отказ признан неубедительным, то решается вопрос о повторном обращении в тот же суд либо в Верховный Суд РФ, о чем сообщается заявителю. При этом требуется вновь собрать необходимый пакет документов (новую жалобу и т. д.). При удовлетворении жалобы и изменении приговора об этом сообщается заявителю, а информация  помещается в клинике в рубрике “Клиника начинает и выигрывает”, где указывается, кто из студентов готовил обращение, кратко суть дела, выявленные ошибки и судебное постановление, которым они исправлены.
Следующий вопрос – о наиболее типичных ошибках,  которые мы выявляем в приговорах и добиваемся их исправления.
Много ошибок обнаружено при квалификации незаконного оборота наркотических средств. Это касается оценки перемещения наркотиков в крупном или особо крупном размере, приобретенных без цели сбыта (для личного употребления),  с использованием транспортных средств. Такие действия ранее считались перевозкой и квалифицировались по совокупности ч. 1 (приобретение) и ч.ч. 3 или 4 ст. 228 УК (перевозка). Однако в октябре 1999 г. Верховный Суд РФ опубликовал прецеденты, в соответствии с которыми  перемещение небольшого количества наркотиков признано не перевозкой, а видом хранения, которое охватывается ч. 1 ст. 228 УК. При этом  количество наркотиков может считаться небольшим и в тех случаях, когда размер был крупным и даже особо крупным. Конкретные границы небольшого количества пока не установлены. Неверно считать  изготовлением и или переработкой действия, направленные только на  создание удобств при употреблении, но не на получение новых средств либо рафинирование (очистку) с целью повышения концентрации (например,    не являются изготовлением или переработкой измельчение маковой соломы вручную или с применением мясорубки, приготовление и нагревание водного раствора опия без добавления каких-либо других веществ и т. д.).
Неверно квалифицируются как сбыт по ч.ч. 3 или 4 ст. 228 УК действия тех, кто по просьбе кого-либо (часто в этой роли выступают сотрудники милиции или направленные ими лица) приобрел наркотики для передачи заказчику. Если до обращения к осужденному с такой просьбой наркотиков у него не было, то его действия являются не сбытом, а пособничеством в приобретении и  должны квалифицироваться  не по ч.ч. 3 или 4, а по ст. 33 и ч. 1 ст. 228 УК.
Нередко встречаются ошибки, связанные с неверной квалификацией преступления как совершенного группой лиц по предварительному сговору. Следователи и судьи рассуждают просто: в преступлении участвовало два лица, у них был предварительный сговор – значит, действия обоих следует квалифицировать как совершенные группой лиц. На самом же деле нужно еще учитывать роли каждого участника - для  квалификации преступления как совершенного группой нужно, чтобы в совершении преступления участвовало хотя бы два соисполнителя. Если же был только один исполнитель, а второй участник был подстрекателем или пособником, то группы нет.
Многие нарушения заключаются в том, что суды  при назначении наказания не учитывают  смягчающие обстоятельства, указанные в ст. 61 УК РФ, либо  учитывают  как отягчающие такие обстоятельства, которые учитывать нельзя.
Перечень смягчающих обстоятельств является обязательным,  суд должен учесть его и прямо указать на это в той части приговора, в которой обосновывается размер наказания. Отсутствие такого указания означает, что суд не учел это обстоятельство. Чаще всего суды не учитывают наличие малолетних детей, неправомерность или аморальность поведения потерпевшего, явку с повинной, оказание помощи потерпевшему, возмещение вреда.
Иногда эти обстоятельства  указаны в описательной части приговора как факты, установленные судом, но не указаны как учтенные при назначении наказания. Тогда достаточно обратить на это внимание и поставить вопрос об учете данного обстоятельства и снижении размера наказания. Однако нередко в приговоре о них ничего не говорится, но осужденный излагает их в письме со ссылкой на материалы дела. Тогда, как указывалось выше, в обращении нужно ставить вопрос о проверке этих фактов по материалам дела. Приходится иногда делать запросы – например, осужденный ссылается на наличие малолетних детей, в приговоре об этом ничего не сказано, поэтому нужно обратиться к  автору письма (или его родственникам) с просьбой прислать копии свидетельств о рождении детей, где заявитель указан их отцом.
Нельзя учитывать в качестве отягчающих обстоятельства, прямо не указанные в ч. 1 ст. 63 УК (например, непризнание вины). Другая ошибка – нарушение ч. 2 ст. 63 УК, которая запрещает при назначении наказания учитывать в качестве отягчающих обстоятельства, которые предусмотрены соответствующей статьей Особенной части УК. Например, при осуждении за убийство по ч. 1 ст. 105 УК или за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, по ч. 4 ст. 111 УК нельзя учитывать тяжкие последствия, так как это конструктивный признак данных составов; при  осуждении за преступление, где неоднократность предусмотрена как квалифицирующее обстоятельство (например, п. “б” ч. 2 ст. 161 УК), нельзя учитывать неоднократность как отягчающее обстоятельство и указывать на это в приговоре и т. д.
Много ошибок исправлено в связи с  неверным назначением наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК) из-за того, что не была учтена амнистия. Типичная ситуация: до амнистии лицо было осуждено условно, также до амнистии во время испытательного срока  совершило новое преступление, в связи с чем  вторым приговором окончательное наказание назначено по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК. Здесь возможны два варианта. Если приговор о втором преступлении был вынесен также до амнистии, то решение правильное. Но если к моменту издания амнистии еще не было второго приговора (хотя второе преступление уже было совершено), то и не было препятствий для применения амнистии в отношении первого приговора, которым виновный был осужден условно, поэтому применение ст. 70 УК является неправильным.
Нередко возникают вопросы обратной силы уголовного закона – например, в связи с изменениями понятия мелкого хищения или изменениями ст. 158 УК в 2002 г. Тогда  требуется глубокое изучение вопроса, сопоставление диспозиций и санкций старого и нового законов. Встречаются и другие судебные ошибки, для их обнаружения необходимо хорошее знание норм уголовного права и процесса и вдумчивый анализ писем  осужденных и приговоров по их делам.
Особую категорию составляют жалобы на незаконные методы ведения следствия (применение насилия при допросах, фальсификация материалов уголовного дела и т. п.). Такие жалобы направляются в прокуратуру с просьбой проверить их и сообщить о результатах. Мы отслеживаем эти результаты, изучаем материалы проверок или расследований (иногда для этого приходится прибегать к услугам адвокатов, представляющих интересы заявителей). Но это специфическая проблема, требующая применения специальных методик, описание которых должно стать предметом отдельного рассмотрения.

Комментирование закрыто.