Образы детства

В 1977 г. вышел из печати роман «Образа детства», где четко просматривается биографическая основа, хотя главную героиню Нелли Иордан не всегда можно отождествить с автором. Действие происходит в разных временных и сюжетных плоскостях: это и история возникновения и падение «третьего рейху», и параллельный рассказ о том, как писательница прожила два дня в городе детства. Тема памяти, проблема приспособленчества, мимикрии сыграют важную роль в структуре книги. Одновременно с этим перебрасывается мостик в современность: фашизм ассоциируется с режимом Пиночета, с более близкими нам за временем претензиями на мировое господство. Вольф вырабатывает принцип «субъективной аутентичности», с помощью которого создает свой образ прошлого, исследуя природу конформизма. Новым в романе был также отступление от штампа в изображении советских солдат: отказ от «лакирования», откровенный взгляд на эксцессы и злоупотребление. Через все книги В. проходит образ мужественной, честной и умной женщины. В «Образах детства» это Шарлотта Иордан, мать Нелли, названная Кассандрою, — набросок будущей темы. В 1979 г. вышла из печати повесть «Нет места. Нигде» («Kein Ort. Nirgends»). ее герои — поэты-романтики Каролина фон Гюндероде и Генрих фон Клейст. Вольф реализует здесь литературоведческую гипотезу о возможной встрече двух названных протагонистов, которые со временем совершили самоубийство. К повести примыкает эссе красота в природе, где писательница старается понять, когда же начался разрыв между художником и обществом, чему оказались нежизнеспособными прекрасные и бескомпромиссные люди. В 1983 г. Вольф опубликовала философскую повесть-эссе «Кассандра», к которой приобщила 4 лекции, объем которых больше основного текста. В повести речь идет о судьбе античной вещательницы, которой никто не верил, и вместе с тем это произведение является предостережением перед опасностью ядерной войны. Вольф осуществляет своеобразную реконструкцию знаменитого мифа, стараясь докопаться к настоящим причинам Троянской войны, раскрыть природу возникновения политических мифологем (Елени, оказывается, вообще не было в осажденной Трое). Писательница явным образом осуществить сюжет. Демонстрируя механизм тоталитарного общества (интересно разработанная фигура Евмела, руководителя службы безопасности). Тезис Вольф: все зло началось через господство на земле патриархата: неслучайно истинное осознание трагедии доступное лишь женским персонажам — Кассандры, Гекуби, Арисби. Литературное наследство Вондела включает поэмы оды, эпитафии и стихи «на случай», религиозно-дидактическую прозу, двадцать четыре оригинальные драматические произведений. Значение его творчества для мировой литературы еще не оцененное как принадлежит. Сын ремесленника-менонита, Вондел благодарил своей высокой культурой главным образом самообразованию. Творческую юность он провел между риторов «брабантской» камеры (его родители походили из Антверпена) и в Лейденском кружке, был другом выдающегося нидерландского поэта, прозаика и драматурга П.К. Хофта (1581— 1647). Но, воспитанный на традициях Ренесанса, Вондел открыл новую эпоху. Грандиозная концепция и могущественное дыхание бароко, присущие творчеству Вондела, шли врассыпную с поисками Мейдена. Тем не менее именно Хофт и мейденци привили Вонделу любопытство к античной и ренессансной культуре, без чего было бы невозможным то переплетение бароко с классицизмом, что является особенностью художественного метода Вондела. В ранний период творчества, особенно в 1620— 1630 гг., Вондел захватывался Сенекою, за трагедиями которого изучал технику драмы, перерабатывая и переводя их; влияние Сенеки прослеживается во многих драмах Вондела. В «Гейсбрехти» Вондел сделал попытку создать образ национального героя. В финале архангел Рафаил предрекает Амстердаму процветание и могущество. Постановкой этого патриотичного произведения торжественно открылся первый в Нидерландах постоянный театр, амстердамский «Схаубрюх», где состоялись премьеры большинства трагедий Вондела; с того времени по традиции этот спектакль ежегодно (вплоть до 1968 г., когда его заменил «Испанец из Брабанту») выполнялся здесь в юбилейные новогодние дни. Припускают, что героическая трагедия Вондела вдохновила характер Грибоедова на создание знаменитого «Ночного дозора». Но «Гейсбрехт ван Амстел «интересный также другим своим аспектом — ярко выраженным лиризмом (особенно в линии Гейсбрехта и его жены Баделох), который есть вторым существенным аспектом творчества В. как драматурга и, разумеется, как поэта. К исторически-патриотичной тематики Вондел обратился также в трагедии «Батавская брать» («Batavische gebroeders of Onderdruckte vryheit», 1663), в которой изображенная непокорность батавов, давних предков нидерландской наций, римскому господству. Эта драма, как и оды в честь знаменитых воителей, на открытие амстердамского «Атенею», новой ратуши (1655), морского магазина, известная «Похвала Мореходству» («Het lof der zeevaert», 1623) и др., могла быть созданная лишь гордым гражданином Республики Соединенных провинций в знак увлечения успехами своего народа, как осознание нового этапа его истории. Человек Вондела, протагонист его трагедий, часто украшенная терновым венком стоицизма. Благородство, величие и духовную независимость противопоставляет Мария Стюарт, героиня одноименной трагедии («Maria Stuart of Gemartelde Majesteit», 1646), пуританской жестокости и насилию Елизаветы. Вопреки некоторым абстрактным, для тогочасной религиозно-философской драмы черты христианской мученицы, образ Марии привлекает сугубо человеческим обаянием, моральной чистотой, достоинством, с которым героиня терпит болезнь и душевные мучения. Симпатии автора обусловили идеализацию исторического прототипа. «Мария Стюарт, или Замученная монахиня» — одна из первейших обработок знаменитого в будущем сюжете. С большой художественной силой обрисованная сцена суда над Марией. Это произведение вызвало новый конфликт драматурга с властью.

Комментирование закрыто.